Может ли траст иметь отношение к продаже акций украинских компаний?

или как господин Ахметов судился с господином Шифриным по праву Англии

Вопрос о трасте в заголовке казалось бы риторический, учитывая, что украинское законодательство не признает институт траста.

Однако спор, описанный ниже, приведет к ответу, который может быть совершенно неожиданным для тех, кто не знаком с тонкостями английского права.

Итак, в конце прошлого года в интернете появилось следующее сообщение: « Британская Midland Resources, подконтрольная Эдуарду Шифрину и Алексу Шнайдеру, выплатила кипрской Luxe Holding Рината Ахметова $105 млн. в рамках мирового соглашение по делу о продаже «Запорожстали». Подробностей судебного спора не раскрывалось и не сообщалось, что судом по этому делу было принято решение по заявлению сторон, которое очень интересно для всех лиц, которые указывают английское право в качестве права, которое регулирует их контракт.

Вкратце, спор был тривиально прост. Оффшорная компания господина Шифрина (Мидленд) подписала с оффшорной компанией господина Ахметова (Люкс) договор купли-продажи акций ( далее –«Акции») в большом коли-честве компаний (порядка 20%) за 690 млн. долларов США. Приобретение Акций в итоге давало компании Люкс вла-дение крупной долей акций в акционерном обществе «Запорожсталь». Стороны указали в качестве права регулирую-щего их отношения английское право. Как нередко бывает, господин Шифрин вёл параллельные переговоры с тем, что-бы продать свои акции ещё дороже. В ходе выполнения подписанного Договора купли-продажи компания Люкс пере-числила предоплату в размере 50 млн. И стала ожидать подписания окончательного текста соглашения между сторонами с детальным описанием компаний, которые она купила. Однако вместо подписания окончательного текста Люкс получил по факсу письменное уведомление от Мидленд с информацией, что подписания не будет и о том, что Мидленд возвращает полученные 50 млн. и уплачивает Люкс ещё 50 млн. в качестве штрафа за сорванную сделку. Письмо заканчивалось следующим образом: « Мы любезно вас просим подтвердить получение денежных средств, а также то, что возврат Авансового платежа и уплата Штрафа будет полным и окончательным урегулированием любых и всех обязательств и/или ответственности Мидленд по соглашению».

Запахло паленым. Мир, в общем-то, мал, а мир большого бизнеса ещё меньше. Очень скоро Господину Ахме-тову стало известно, что Акции, которые он купил скорее всего уже проданы другому. В ходе завязавшейся горячей переписки юристов сторон то, что писал Маркс о факте страстной любви капиталистов к дополнительной прибыли, подтвердилось вновь. Мидленд считал Акции проданными и предмета разговора на эту тему не видел.

Другого мнения были юристы Люкс. Отдадим должное господину Ахметову, если в его футбольной команде по полю бегают бразильцы, то юридическая команда Люкс представлена фирмой с мировым именем – White & Case. Справедливости ради, стоит заметить, что другая сторона на своих юристах не экономила и привлекла также известную компанию Allen & Overy. В общем, привычная картина – две английские команды гоняют мяч за деньги граждан СНГ. Команда Люкс сразу заколотила мяч в ворота Мидленд, получив в английском суде предписание о специальном исполнении, целью которого была помешать выскользнуть акциям из рук Мидленд в чьи-то третьи руки. Но, как оказалось, по ловкости рук Мидленд не уступит профессиональному крупье в казино. Акции ушли в зрительный зал. Счастливым обладателем акций, открывшим черный ящик за 850 млн. долларов США оказался инвестиционный банк «Тройка Диалог». Проводив глазами огни увозящего Акции поезда, ребята из White & Case привычно натянули на голову каски от Армани и полезли в окопы позиционной войны в суде. Для того, чтобы потопить корабль противника наверняка было решено использовать классическую артиллерийскую «вилку»:

1 выстрел – Имущественный иск в отношении доходов от продажи акций в сумме, которая превышает цену покупки по Договору купли-продажи между Люкс и Мидленд – 160 млн.;

2 выстрел – Требование в отношении прибыли полученной Мидленд в результате нарушения условий Дого-вора купли-продажи(110 млн. после зачета 50 млн. «штрафа», которые уже получены).

3 выстрел. Требование о выплате денежной компенсации за ущерб, измеряемой разницей между стоимостью акций и контрактной ценой, которая как следует из доступных источников равняется цене продажи Тройке Диалог (110 млн., вновь после зачета 50 млн.).

Это конечно не финал Лиги Чемпионов, но учитывая, что игра перешла в Сектор «Приз» тоже весьма непло-хо.

Веселые любители эля в качестве обоснования претензий Люкс на приз указали следующие обстоятельства.

После заключения договора купли-продажи Акции перешли в доверительную собственность Люкса, а Мид-ленд оказался доверительным управляющим в отношении этих акций и должен был их холить и лелеять, так как с этого момента ему их дали чисто подержать. Такова уж практика этого английского права в отношении договоров продажи недвижимости и акций в частных обществах. Собственность по праву справедливости переходит к покупателю в момент заключения сделки, независимо от того заплатил он за покупку или нет. Люкс понимает, что Мидленд хотел ему сделать хорошо и даже ещё лучше и поэтому продал Акции Тройке Диалог, при этом «наварив» 160 млн. Но так как Акции были имуществом, за которое Люкс доверил подержаться Мидленд, то и деньги, полученные от продажи этого имущества, должны принадлежать Люксу. Всё хорошее когда-то заканчивается, пришло время вернуть чужие деньги и для Мидленд.

Мидленд не нашел ничего лучшего как огрызнуться, что ни в Украине ни в России такого зверя как «траст» не знают и вообще договор так непонятно написан, что суду не мешало бы его растолковать.

Сразу стоит заметить, что окончательного решения по этому делу не было принято, но судья успел вставить свои 5 копеек, что в сумме с фактом издания судом предписания об аресте 110 млн. долларов, принадлежащих Мидленд для обеспечения исковых требований Люкса и привело к тому, что стороны закопали топор войны в большой куче железной руды, по крайней мере, внешне всё выглядит именно так.

И хотя судья не принимал решений по исковым требованиям, а лишь оценивал насколько они убедительны для того, чтобы попасть в судебный процесс, он не поленился весьма подробно исследовать исковые требования Люкс на предмет их обоснованности.

Итак, первый выстрел.

Высокий суд провел мастер-класс на тему «Подразумеваемый траст» (Construtive trust) и персональный ха-рактер требований в праве справедливости.

Возникновение доверительной собственности на Акции у Люкса? Таки да. При заключении договора купли-продажи в отношении обособленного имущества или недвижимости у покупателя возникает право доверительной соб-ственности на предмет продажи в момент заключения договора. И хотя по общему праву у продавца остается юриди-ческое право собственности он при этом всего лишь доверительный управляющий имуществом покупателя. А довери-тельный собственник в Англии круче юридического.

Имеет ли значение, что украинцы и русские не оценили достоинств юридического наследия англичан и они не знают траста? Для Мидленд, увы, нет. Требования по праву справедливости строятся по персональному признаку и поэтому если собственность и расположена за рубежом, то до неё можно добраться, предъявив свои требования к юри-дическому собственнику, если он подчиняется юрисдикции английского суда и связан с заинтересованной стороной отношениями права справедливости.

Отвечая на вопрос – Имеет ли под собой основу желание Люкс срубить денег с Мидленд? Судья указал сле-дующее: « Соответственно, я нахожу, что Люкс, по меньшей мере, имеет хорошо аргументированное дело в форме имущественного иска по отношению к доходам, полученным от продажи, при условии зачета остатка цены покупки, которую они должны были заплатить по Договору купли-продажи». Первое же пущенное ядро попало в цель и в трюмы галеона, груженного золотом начала поступать вода.

Результатом второго выстрела остался осадок от неприятного запаха пороховой гари и ощущения движения теплого воздуха от ядра, которое со свистом пронеслось весьма близко от цели.

Судья нудно объяснил сторонам о своем неприятии того, что нарушившая сторона может извлечь прибыль из нарушения договора, но сделав глубокий выдох признал:

«В заключении, не без некоторых колебаний, я признаю, что поскольку настоящее дело является требованием в отношении нарушения коммерческого договора продажи, Люкс не показал хорошо аргументированного дела, которое попадает в исключительную категорию, где судебная защита в виде получения прибыли может искаться в суде».

Но и 50% попаданий это тоже весьма не плохо для неугомонных стрелков.

Третий выстрел.

Может ли Люкс претендовать на разницу между той ценой, которую он хотел заплатить Мидленд и той це-ной, которую Мидленду заплатила Тройка-Диалог, утверждая, что это его убытки? Присылайте свои смс-ки с ответом на мой платный номер! Мидленд вышел из договора, уплатив штраф, чем фактически признал нарушение договора купли-продажи. Если бы Мидленд был паинькой и передал Акции Люкс, то он бы в свою очередь продал их Тройке Диалог и заработал на этом 160 млн. А так как он их не заработал, то значит, что он их потерял и кто-то причастный ко всему этому потерю должен возместить. Отгадайте с двух раз кто.

А вот и мнение судьи: «Тем не менее, если бы я даже был неправ в отношении выдачи предписания об аресте имущества, я бы в любом случае выдал судебный приказ об аресте суммы в 110 миллионов долларов в поддержку иска о выплате компенсации за нарушение контракта».

В общем, абордажные крючья со скрипом, вызывающим мурашки по коже, врезались в борт галеона и на па-лубе появились доброжелательные корсары с плакатами “110(one hundred and ten) mln. USD, please!”

Итог переговоров на палубе захваченного корабля читай в начале. Информации о том, что Люкс вернул по-лученные ранее в качестве штрафа 50 млн. долларов я не встречал, поэтому позволю себе предположить, что в сухом остатке от этой сделки Люкс получил 155 млн. долларов минус расходы на юристов и на междугородные телефонные переговоры с ними. Мидленд досталось 5 млн., что можно рассматривать как мирный раздел прибыли от совместной коммерческой операции.

Как итог, будьте осторожны, когда вставляете в договор следующую фразу: “This agreement shall be governed by and construed in accordance with English law.”

Ю. Азаров, 15.03.2011

Вам понравилась эта статья?

RSS twitter permalink

Категории: Новости

Метки: английское право, оффшорные компании, продажа акций, траст

Написать комментарий

Один комментарий

  1. Ольга
    17:42 / Февраль 3, 2012 #

    Браво, коллега! Прекрасно написано.